История любви Константина Соловьева и его жены: служебный роман на съемках «Литейного»

История любви Константина Соловьева и его жены: служебный роман на съемках «Литейного»

Актер Константин Соловьев играет «крепких орешков» в российских сериалах. Но в «Литейном», очередной сезон которого мы посмотрели в ноябре на канале НТВ, он не только в роли майора Скворцова участвовал в перестрелках, драках и трюках, но и нашел новую любовь. Анастасия Ларина работала на съемочной площадке ассистентом по актерам. Супруги рассказали, как отношения из рабочих переросли в романтические, почему на свадьбу не были приглашены даже родители и имеет ли значение разница в возрасте. 

 

― Константин, Анастасия, вы познакомились в Санкт-Петербурге на съемочной площадке сериала «Литейный». Расскажите, как это было и когда вы поняли, что стали больше чем просто коллеги?


Анастасия: Я родом из Санкт-Петербурга, окончила Санкт-Петербургскую Театральную академию по профилю «продюсер» и по идее должна была идти работать в театр, в административную часть, но выбрала кино. Сразу после вуза устроилась ассистентом по актерам второго плана и массовых сцен на съемочную площадку «Литейного». Я знала всех актеров, которые играли главные роли в этом сериале, кроме Константина, еще по «Улицам разбитых фонарей». Помню нашу первую встречу с ним на съемочной площадке. Это был абсолютно рабочий момент: меня попросили позвать актера на площадку. Я сразу же обратила внимание на Константина: такой красивый мужчина ― он произвел на меня впечатление.

Анастасия Ларина и Константин Соловьев на съемочной площадке первого сезона сериала «Литейный» 

 

Константин: Я мотался из Москвы в Санкт-Петербург на съемки. Состав съемочной группы постоянно меняется. Это рабочий процесс. Однажды я приехал, а на съемочной площадке появился новый член группы: хрупкая девушка, которая очень быстро бегала по площадке, собирала актеров. Я сразу отметил: какая красивая и как хорошо работает. Такое первое впечатление у меня было от Насти. Стал наблюдать за ней, интересовался ею, пытался с ней разговаривать. Но поначалу у нас беседа не завязывалась: Настя стеснялась и была очень занята всегда. Спустя какое-то время мы все-таки стали общаться и узнавать друг друга. Я понял, что Настя не только красивая и застенчивая, но и умная. Я стал чаще думать о ней ― она мне запала в душу.

 

А.: Константин неспроста стал чаще думать обо мне. Хотя в мои прямые обязанности как ассистента по актерам второго плана не входила работа с исполнителями главных ролей, я все равно заботилась о нем. Приносила ему чай, кофе, еду в обед. Специально договаривалась с ассистентом по актерам, исполняющим главные роли, чтобы все это делать для Константина. Мне очень хотелось о нем заботиться, потому что он мне понравился с самой первой встречи.

 

― Константин, коллеги не замечали особого расположения к вам Насти? Не подшучивали над вами?

 

К.: Остальные актеры, исполнявшие главные роли в сериале, конечно, замечали и подкалывали меня. На площадке все обычно подшучивают друг над другом. Вот они меня и подначивали.

Анастасия Ларина и Константин Соловьев на съемочной площадке второго сезона сериала «Литейный» 

 

― Константин, Анастасия, как и когда вы поняли, что отношения вышли за рамки рабочих?

 

А.: Я помню этот момент. Была тяжелая смена, уходящая в ночь, лил дождь, снимали сложные сцены, насыщенные трюками… Из-за холода, ливня и грязи что-то никак не получилось снять и все были нервные. Костю очень долго не отпускали со смены. Из-за плохих погодных условий съемки затянулись. Я очень сильно беспокоилась, что Костя промокнет, что он голоден… Он, в свою очередь, старался позаботиться обо мне. В ту смену я поняла, что ему нравлюсь.

 

К.: Настя села ко мне в машину, стала со мной разговаривать, потом начала опять бегать то за чаем для меня, то еще за чем-нибудь. А на улице ливень! И я начал волноваться за нее, накормил своим бутербродом, сказал, что сам сбегаю за чаем… Казалось бы, такие вот мелочи, но благодаря им у нас все и произошло. Я помню очень отчетливо: на площадке в это время были крики, машины разбивались, слышались выстрелы, а мы сидели в машине и откровенничали часа два. И я почувствовал, что у меня просыпается чувство к Насте. Такая своеобразная «площадочная» романтика.

 

А.: Но на площадке мы не афишировали наши отношения ― это не принято.

Анастасия Ларина и Константин Соловьев на съемочной площадке во время съемок совместного эпизода

 

― Как развивались ваши отношения дальше? Когда вы впервые встретились за пределами съемочной площадки?

 

А.: У Кости был очень напряженный рабочий график и постоянные переезды из Москвы в Санкт-Петербург и обратно. А я на двести процентов отдавалась работе, как это часто бывает с теми, кто только окончил институт. Поэтому поначалу, кроме как провожать меня до дома, у Константина других вариантов не было.

 

К.: Я стал забирать Настю с площадки и отвозить домой. Зачастую съемочную группу после смены развозили часов в семь утра. Я отпрашивал Настю, чтобы мне не волноваться. Я уже стал волноваться за нее!

 

― Анастасия, а когда ваши родители узнали о Константине и как это произошло?

 

А.: У меня папа ― ученый, доктор наук, он очень строгий и консервативный. Он ничего не знал до последнего, пока мы не решили пожениться. Маме я рассказала в тот же день, когда впервые увидела Костю на площадке. У нас с ней очень близкие отношения. Я поделилась с ней, что увидела красивого мужчину на съемках, и что он идеальный. Потом по мере развития наших с Костей отношений я рассказывала ей, что, вот, сегодня принц посмотрел на меня три раза, подмигнул мне один раз… В общем, как это обычно бывает «между нами девочками». Она прекрасно знала актера Константина Соловьева еще до «Литейного» ― видела его в сериалах по телевизору. Моя мама слушала с интересом мои рассказы, радовалась или волновалась, но не вмешивалась. Она никогда не лезет с советами, потому что уверена во мне, и не отговаривает, потому что это бесполезно. 


— А вас не смущала разница в возрасте в 15 лет?

 

А.: Я об этом даже не думала. Единственное, что меня смущало в Константине, ― это его профессия. У меня в институте в соседнем корпусе учились актеры. Я много их насмотрелась. В эту профессию обычно идут люди очень эмоциональные и зачастую несдержанные. Вот этого я и опасалась. Но в Константине я не увидела, ни нарциссизма, ни каких-либо других неприятных «отпечатков» профессии. Меня привлекла его мужественность.

 

К.: Разница в возрасте и раньше нам не мешала и не мешает сейчас. Скорее, она привносит в отношения перчинку, добавляя в них смешные моменты. Например, я очень люблю советский фильм «Свой среди чужих, чужой среди своих», а Настя не видела его до встречи со мной. А я смотрел его, наверное, раз 50! В общем, Настя решила посмотреть этот фильм, потому что мне он очень нравится, и… уснула. Есть какие-то вещи, которые она мне объясняет и удивляется, что я такой несовременный. Эти забавные мелочи добавляют в отношения хорошую «смешинку». 


― Константин, через какой период времени вы поняли, что готовы сделать Насте предложение?

 

К.: Через полтора года отношений я предложил Насте переехать ко мне. Любить друг друга на расстоянии ― это одно, а вот жить вместе ― это уже почти семья и возможность понять, подходите ли вы друг другу и сможете ли сойтись. Через год после переезда Насти ко мне я сделал ей предложение.  Просто сказал ей, что она будет моей женой.

 

А.: Да, меня никто не спрашивал, хочу я или нет. Костя мне просто приказал. Он знал, что мне не особо нужен был весь этот романтический антураж, о котором обычно мечтают девушки. Я не фантазировала о свадебном платье и не спрашивала, где кольцо. Все это для меня никогда не имело значения. А с Костей ― тем более. Мне и так было настолько хорошо, что я не ждала ничего большего. Может быть, это прозвучит по-мужски, но меня все устраивало.

 

К.: Романтический антураж, скорее, был нужен мне. На свадьбу мы никого не приглашали. Со стороны Насти была ее подруга в качестве свидетельницы, с моей стороны ― мой друг. Все было только для нас двоих ― в этом, мне кажется, и была вся романтика. После регистрации брака мы поехали в Ярославскую область, на Волгу, и были только вдвоем.

 

А.: У нас есть задумка ― отметить годовщину свадьбы, которая будет в июле. Мы планируем устроить праздник: пригласить родителей и друзей. Мне кажется, это более правильно. Регистрация отношений ― это то, чем не хочется делиться ни с кем. В этот момент хочется быть только вдвоем ― это придает какой-то романтики.


― Анастасия, Константин востребован в профессии, постоянно снимается… Не ревнуете его к партнершам, к поклонницам?

 

А.: Наоборот, меня очень подстегивает тот факт, что мой мужчина нравится другим женщинам. Мне льстит, что он в центре внимания. Мне очень нравится смотреть на любовные сцены, в которых он играет с партнершами. Конечно же, на съемочную площадку я не прихожу: это рабочий процесс и личное пространство мужа-актера. Но на экране мне нравится смотреть на эти сцены ― в этом есть какая-то искра.

 

― Анастасия, а вы не планируете найти работу в Москве?

 

А.: Мне не разрешают работать!

 

К.: Да, это у меня в планы не входит ― чтобы моя жена работала. Я Настю не закрываю дома: она сейчас учится на хореографа в Институте Русского Театра и планирует развиваться дальше. Не запрещаю ей делать то, что ей интересно, и то, что она всегда хотела делать. Просто я знаю, что такое работа на съемочной площадке, и против того, чтобы моя жена этим занималась. Слава Богу, у меня есть возможность, чтобы она делала то, что ей нравится, и была постоянно рядом со мной. 

Анастасия Ларина и Константин Соловьев во время новогоднего путешествия по Европе.

На фото: Дрезден

 

― Константин, Анастасия, уже задумывались о детях? Планируете пополнение в семье?

 

К.: Планируем, конечно.

А.: Да?! Планируем?!

К.: Да, просто попозже. Еще двоих или троих детишек! Наша дочь Лиза постоянно просит младшую сестренку и братика! А желание моей дочери – закон!

А.: Я все-таки хочу сначала получить диплом балетмейстера…

 

 

 

Вокруг ТВ

Фото: Из личного архива Константина Соловьева

Дата публикации: 9 декабря 2014

 Беседовала Алина Бавина